Вайгач, Карское и север

часть 2

Рассказ о парусном плавании команды катамарана "Лакка"
вокруг острова Вайгач и по Байдарацкой губе
в Карском и Баренцевом морях летом 2018 года.

Добрые старые дни миновали, и в наше время
у людей нет возможности потолковать друг с другом
посреди океанов, где знают цену рассказанным новостям.
— Джошуа Слокам

Югорский шар

20.07. Амдерма - прол. Югорский шар - о. Вайгач - р. Халахадыяха, 79 км

Нам предстоит дойти до пролива Югорский шар, пересечь его и вдоль восточного берега острова Вайгач дойти до его северной точки - мыса Болванский нос. Берег этот неприветливый, обрывистый, открытый для непогоды, хороших бухт нет. И пока совершенно непонятно, что там будет со льдом.

Выходим в девять вечера, погода хорошая. Солнечно, небо немного затянуто дымкой, ветра нет. Подходим поближе к Михаилу Сомову, поприветствовать и сфотографироваться, Корабль выглядит внушительно, просто красавец. Нам машут с мостика рукой - заметили. Спрашивают куда идем, желают хорошего пути. Поворачиваем на запад, и ложимся на курс.

Впереди остров Местный, вокруг него со всех сторон много льда. Идем прямо на остров, затем поворачиваем в сторону моря. Похоже, пролив Морозова со стороны материка плотно забит льдом. Но и мористее тоже приходится попетлять.

Постепенно небо затягивает, становится холодно, появляется ветерок с запада. За островом льда в море становится поменьше, но все бухты на берегу забиты полностью. Я передаю вахту Илье с Аней и отправляюсь отдыхать в рубку, прошу разбудить меня у острова Соколий. Если условия позволят, можно попробовать оттуда пойти на Вайгач напрямую.

Спустя три часа Аня с Ильей разбудили, мы уже в Югорском шаре. Они уже успели пройти немного дальше, до мыса Лакорсаля. Здесь пролив Югорский шар не такой широкий, зато течения сильнее. Видим противоположный берег - это Вайгач. В проливе много льда.

Подходим к мелкому пляжу, размяться и осмотреться. Полвторого ночи, ветра нет, тихо, только шумит лед. Небо почти чистое, дымка и легкие облачка, все залито каким-то волшебным золотистым светом. У воды торчит несколько скал необычной формы, измученных ветрами и штормами. На гальке стоит старая лодка - наверное, когда-то на ней тоже ходили на Вайгач.

Лёд быстро перемещается по Югорскому Шару на восток. Он сбился в непрерывные полосы, которые двигаются с разной скоростью наперегонки друг другом. Проходов в них не видно, полосы выглядят плотными, почти сплошными. Лед сталкивается, хрустит, потрескивает, эти звуки сливаются в сплошной шум и гул.

Зрелище производит на нас сильное впечатление. Но идти надо, ждать улучшения обстановки можно очень долго. В Печорском море еще полно льда и весь он идет сюда. Смотрю внимательнее - полосы все-таки не сплошные, просветы есть. Проскочить можно, нужно только подгадать момент.

Решили не торопиться, понаблюдать еще. Пока готовится еда (ужин? завтрак?) - гуляем, разминаем ноги. За галечным пляжем цветущая тундра с живописными озерцами и холмами. Из-за кочки появляется заяц, разглядывает нас, но не убегает, пока его не заметила собака. Над озерцом носятся пуночки - очень симпатичные птички. Но очень быстрые, никак не могу поймать в объектив. Перекусив, собрались, наблюдаем за льдом и готовимся морально.

Вроде стало посвободнее - пора! Врубаем мотор на полный газ, идем к ближайшей полосе льда. Проходов в ней нет, но виден ее западный край, сворачиваем туда. Я рулю стоя, так лучше видно перспективу. Аня хватает весло, чтобы отпихивать лед, так и сидит с ним. За первой полосой вторая, обходим и ее. Вокруг все движется, ползет, шумит. Слегка осмелев, третью полосу пытаемся пройти насквозь. Неудачно, быстро выскакиваем обратно на чистую воду и обходим ее так же, как остальные. Еще полоса, еще - и вот противоположный берег уже недалеко.

Уже понятно, что самое неприятное место мы прошли. Понемногу поворачиваю вдоль берега Вайгача, к северу. Льда там немного, только отдельные большие айсберги. Скоро утро, солнце светит все ярче, появляется западный ветер.

Глушим мотор, ставим паруса, но скоро берем рифы - ветер быстро усиливается. Идем поближе к обрывистому берегу, чтобы при дальнейшем усилении успеть на него выскочить. Береговой обрыв прикрывает нас, здесь совсем нет волны, но ветер неровный, порывистый. Обстановка не очень простая, но аккуратно идти можно. Западный ветер лучше севера или востока, от них спрятаться было бы негде. Движемся от мыса к мысу, срезая небольшие заливы, стараясь не уходить далеко в море.

Около 7 утра ветер уже свистит в вантах. За 4,5 часа неспокойной вахты я уже порядком устал. У Ильи и Ани пока не хватит опыта, чтобы самостоятельно идти в такую погоду. Неплохо было бы остановиться и немного отдохнуть, может и ветер успокоится. Тем более, за мысом Гомсасале впереди берег поворачивает к западу, и больше не будет нас защищать.

Проходим устье речки Халахадыяха, но подойти к берегу негде. Примерно через километр под обрывом видим симпатичный галечный пляж, поворачиваем к нему. На пляже солнышко, на удивление тихо и тепло. Вода у берега гладкая, но метров через двести быстро растущая рябь. Аня спит в рубке, мы с Ильей вдвоем вытаскиваем катамаран на берег.

Илья остается у катамарана, я убегаю за камушек. Натягивая штаны, бросаю взгляд на море... «Лакка»" на воде, и понемногу ускоряясь, дрейфует от берега! За рубкой не видно, есть ли кто на палубе, а в рубке Аня спит и в ус не дует!

С воплями бегу на берег - Ильи там нет, значит он на борту, уже хорошо. Главное, чтобы не унесло далеко, с таким отжимным ветром и мотор может не справиться. Вижу Илью, возится с мотором, но мотор никак заводится. Кричу - стаксель! Появляется стаксель, катамаран поворачивает и по касательной идет вдоль берега. Аня рулит, Илья оставил мотор и отчаянно подгребает веслом.

Докричаться уже не могу, бегу за катамараном вдоль воды, через буераки и обрывы. Расстояние между катамараном и берегом медленно сокращается и наконец носы тыкаются в грот среди отвесных скал. Заглядываю в расщелину - Аня за румпелем, Илья цепляется ногтями за отвесные скалы. Сползаю по скале вниз, прыгаю на палубу.

Перечаливаемся обратно, мотор заводится сразу, как ни в чем не бывало. Вытаскиваем катамаран подальше от воды, чтобы точно не унесло. По такому случаю достаем НЗ, выпиваем по стопке за удачное спасение. И заваливаемся спать, прямо на гальку, в спальниках. Слишком много эмоций, сейчас всем необходим отдых. Поспав до полудня и двинулись дальше. Ветер немного успокоился - это обнадеживает.

Восточные берега

21.07. р. Халахадыяха - м. Болванский Нос, 65 км

Подкрались к мысу Гомсасале, выглядываем - сильного ветра нет, но волну нагнало. Выходим в залив, но ветер быстро скисает, после пары галсов и тряски на волне запускаем мотор. На ходу чистим картошку, готовим супчик. Наслаждаемся солнцем и пейзажем, настроение у всех хорошее. Вскоре обед был готов, и решили сделать короткую остановку. Рядом впадает река Талата-Карская, подходим к ее устью.

Место оказалось интересным и удивительно красивым. У моря нависает большая скала из черного сланца. На обрывах - снежники с надувами и козырьками. Снег лежит еще с зимы, но солнце уже над ним поработало.

Река прорезала в тундре глубокий каньон с отвесными стенами. По нему в обоих направлениях курсируют птицы, поодиночке и стаями. Тундра наверху совершенно плоская до самого горизонта, и вся цветет, как клумба. На востоке раскинулась Карское море, вдалеке на нем видны льды.

В 18:40 выходим в море, под парусом. До Болванского носа остается около 40 км. Жаль, что мы придем на метеостанцию поздно, все будут спать. На небе легкая золотистая дымка, солнце светит прямо в лицо. Умеренный ветерок, катамаран легко бежит по ровной воде. Любуемся отвесными скальными берегами с гротами и снежниками. Особенно впечатляет мыс Стакан, настоящие дальневосточные кекуры. Птиц вокруг становится все больше и больше, они на воде, в небе, на скалах. Собака проявляет к ним большой интерес, но прыгать в холодную воду не готова.

В 22:30 огибаем мыс Болванский нос, делаем галс по северной бухте и подходим к галечному пляжу. Завершен очередной этап путешествия, не самый прострой. Пока все складывается очень неплохо - мы опережаем запланированный график почти на сутки. Можно позволить себе немного расслабиться и постоять у метеостанции побольше.

Спать пока не хочется - решили прогуляться к метеостанции, а потом уже заниматься лагерем. Первым делом нас атакуют крачки, у них гнездовье рядом с нашей стоянкой. Гудит дизель, но на улице никого нет - наверное все спят. Хозяев будить не хотим, проходим мимо.

Появляется молодой пес - хаски, красавчик, и начинает ухлестывать за нашей Ясей. Яся неприступна, огрызается и держит дистанцию, но он все равно не отстает. В этой компании мы делаем круг мимо метеоплощадки и озерца, и возвращаемся к катамарану. Достаем столик, ставим чайник, печеньки конфетки, и присматриваем место для палатки.

Но тут на берегу появляются слегка заспанные метеорологи - Алексей и Юля. Все-таки мы их разбудили, хотя и старались вести себя тихо. Приветствуем друг друга, они настойчиво зовут нас в дом, мы не отказываемся. Пьем чай, разговариваем, но за полночь. И хозяева и гости устали, пора спать. Мы собираемся ставить палатку, но нас отговаривают. В конце концов всех размещают в тепле, под крышей, на кроватях с постельным бельем.

Метеостанция

22.07. м. Болванский Нос, метеостанция им. Фёдорова

Проснувшись, я не сразу сообразил, где я. Вокруг мебель, занавески, ковры, и даже ... пианино! Нас зовут завтракать. На кухню к завтраку является местный кот. Приходится Ясю выставить на улицу, чтобы не устроила здесь сафари. Под дверью ее уже давно поджидает красавчик-хаски. Зовут его Арчи.

После завтрака с фотоаппаратами отправляемся по окрестностям. Первым делом идем на мыс Болванский, на нем древнее ненецкое святилище.

Мыс Болванский Нос - длинная скальная гряда, рядом несколько мысов поменьше. Мыс сложен пермскими известняками, граничащими с девонскими терригенными флишоидными толщами. Через весь пролив проходит тектонический разлом, он образует в скале на мысу глубокий провал.

Ненцы считают, что в этом провале на мысу живут духи. Провал действительно впечатляет - темный, мрачный. Через него перекинута доска, идти по ней приходится с осторожностью. На конце мыса деревянный знак, от него открывается лучший вид на пролив Карские ворота. Со скалы взлетает пара крупных чаек-бургомистров и кружится над нами с печальными криками.

Рядом с мысом нас снова атакуют полярные крачки, заодно достается и собакам. Птичка небольшая, но отчаянная - с клекотом кидается и довольно болезненно клюет прямо в макушку. Атакуют они всей стаей, не отбиться никак. Вместе даже белого медведя могут прогнать.

Есть еще один удивительный факт про крачек: наше лето крачки проводят в Арктике, а к зиме улетают в Антарктику, где начинается южное лето. Получается, что лето и полярный день у крачек круглогодично. Ради этого им приходится пролетать по 70-80 тысяч километров за год.

Летают они действительно ловко, настоящие асы. Долго и безрезультатно пытаюсь поймать в объектив хотя бы одну птицу. Наконец удалось сфотографировать целое "боевое звено":

По всему берегу на гнездах сидят гаги. Они ведут себя тихо, прижимаются к земле,стараясь стать незаметными. Только если подойти почти вплотную, они с шумом улетают. Яйца у гаг крупные, не меньше куриных, скорлупа зеленоватого цвета.

Гнездо гаги делают из собственного пуха. Пух очень ценный, стоит немалых денег. У него уникальные теплоизоляционные свойства, из него даже делали одежду первым космонавтам. Пух из гаг никто не выщипывает, просто собирают брошенные гнезда. Иногда гага для красоты добавляет в гнездо разные палочки и прочий мусор, найденный поблизости. Рядом с нашим катамараном одно из гнезд было сделано с использованием пластиковой бутылки, выкинутой морем.

А птенцы куликов уже вылупились, и бегают по тундре. Они совсем крошечные, с тонкими лапками, спотыкаются о каждую травинку. От хищников их спасает только пестрый пух, маленький размер, и способность неподвижно замереть, спрятавшись за самый маленький камушек.

В небольшом озерце у станции пасутся гуси. Яся собиралась поохотиться, но Арчи опять ухлёстывает за ней, не давая проходу. Он вырос здесь, на станции, и с девчонкой встретился впервые. Яся время от времени огрызается, но парня это совершенно не обескураживает.

Удивительно много разной живности здесь. И как-то птицы мирно уживаются с людьми, каждый год возвращаясь на это же место. Проблемы есть только с медведями, зимой их очень много.

Медведи селятся в старых заброшенных строениях и бродят по станции всю зиму. Недавно установили на здании видеокамеры, теперь можно узнать, стоит ли сейчас выходить на улицу. Вместе со снабжением поступили и ракетницы, но про ракеты забыли - метеорологи докупали их сами. Просили руководство поставить на окна решетки покрепче, но решеток все нет. Прошлой зимой один медведь заинтересовался запахом из форточки в туалете. Полез в форточку и там застрял. Никак не могли выгнать - ни туда, ни сюда. Только заряд дроби по филею помог ему освободиться.

Нас приглашают на настоящий домашний обед. Недавно приходил "Михаил Сомов", привез запасы на целый год, поэтому разносолы пока есть. Его прихода ждали, из питания оставались одни только макароны. Снабжение в целом хорошее, но многого не хватает. Приходится докупать самим - привозит тот же Сомов, раз в год, по весне.

Расспрашиваем про жизнь, про работу. Дежурство по очереди - каждые три часа передавать на Большую землю данные. Метеоплощадка автоматизирована, туда не нужно каждый раз ходить. Но передавать показания должен человек, голосом по КВ. Это удивительно, поскольку на станции давно уже есть спутниковый интернет.

Кроме дежурства, работы очень много, надо обеспечивать себе жизнь и быт. Недавно перевозили с берега разгруженное Сомовым снабжение, на это ушел не один день. Теперь надо все обработать, расфасовать и упаковать на хранение. Юля крутит мясорубкой здоровенные тазы фарша и раскладывает по пакетам. Работы много, но выходные, конечно, тоже есть. Ездят на рыбалку на озеро Янгото, отдыхают, парятся в баньке.

Вспоминаем про гостинец и бежим за ним на катамаран. Банька тут хорошая, но с вениками туго, до ближайшей березы тысяча километров с лишним. Мы привезли березовые веники, которые специально сами срезали и высушили. Довезти было непросто, чтобы не отсырели и не помялись - места на катамаране и так впритык. Еще дарим редкую книгу, "Духи Тундры" - эпические, родовые и шаманские сказания Нёлёко Вылко, собранные и записанные на острове Вайгач в 1948-1949 гг. геодезистом М. С. Синицыным.

Оказывается, хозяева нам уже с утра баньку топили. Идем в баню с огромным удовольствием, что может быть лучше бани после ледяного моря. Возвращаемся - Алексей уже раздувает мангал, а хозяйки хлопочут на кухне с салатами. Ужин получился по-настоящему праздничный, просто нет слов. Такого гостеприимства нигде не встретишь, только на 70-ой широте! Спасибо!

Общаемся, как давние друзья, которые давно не виделись. Гоняем чаи, снова вспоминаем разные истории. Время летит незаметно, уже далеко за полночь. Расставаться совсем не хочется, но, к большому сожалению, нам уже пора.

Карские ворота

23.07. м. Болванский Нос - губа Долгая, 48 км

К трем ночи наши сборы завершены. Сфотографировались вместе на память, записали контакты. Попрощались с радушными хозяевами и вышли в море.

Погода комфортная - ясно, легкая дымка, прекрасная видимость. Но ветра маловато, под парусом не получается идти, заводим мотор. Берег - невысокий обрыв с крупной галькой, уютные бухты с песчаными пляжами, местами у воды живописные скалы. Над тундрой, у горизонта, появляются призрачные горы, они постепенно приближаются к берегу. Светит низкое солнце, очень красиво, тихо, только гуси время от времени кричат.

Гусей много, прямо на берегу пасутся огромные стаи. При нашем появлении они с гоготом, не слишком торопливо, карабкаются на обрыв. Фотографируем, в объективе вся стая не помещается.

За мысом Костяной поворачиваем на юго-запад, к следующему мысу. Горы приближаются к морю, берег становится все выше. Впереди остров Большой Воронов с неприступными скальными стенами, на вершине стоит знак. Появляется лед, его все больше, над ним лежит тонкий слой тумана.

Наступает утро, туман от солнца загорается жемчужным светом. Проходим почти вплотную к мысу Воронов, льда здесь очень много, приходится петлять. Движемся на юг, к вершине губы Долгой, между скалистым берегом и островами. Светящийся туман слепит глаза, приходится доставать темные очки. Сложно разглядеть лед даже перед самым носом, идем почти наощупь.

Губа Долгая - действительно очень длинная. Но идти под обрывистым берегом между высоких островов совсем не скучно. К девяти утра мы в вершине губы, рядом устье реки Янгояха. Входим на берег осмотреться и выбрать место для стоянки.

Нам нужно хорошее укрытие от непогоды, где можно надолго оставить катамаран без присмотра. В устье реки широкая мелкая лагуна, закрытая от губы галечной косой - она вполне подходит. Выше по течению реки видно крышу избы, но вряд ли туда можно подняться, река неглубокая. Спугнув огромную стаю гусей, заводим катамаран в лагуну. Мотор цепляет гальку на дне, приходится поработать веслами.

Останавливаемся на берегу лагуны, у небольшой скалы. Тундра в кочках, болотистая, но над скалой есть ровный сухой пятачок. Недалеко снежник, шумит ручей, значит пресная вода есть. Тепло, даже жарко, на нас набрасываются комары. Раскладываем вещи на солнце, проветриваем рубку, готовим обед.

Древнее святилище

23.07. гора Болванская, 28 км пешком

У нас запланирована большая пешая прогулка в горы, в центральную часть острова. Мы хотим пойти на гору Болванскую и посетить древнее ненецкое святилище. Эта гора является высшей точкой острова, расположена она примерно посередине его северной части. До нее можно дойти и от Карского берега, и из губы Воронова, или даже от Болванского Носа. Но путь из губы Долгой показался нам самым удобным. А по пути будет порожистая река Янгояха, мы хотели посмотреть ее и немного порыбачить.

Расстояние по прямой по карте вроде небольшое, но можно смело умножать его в три раза. Идти предстоит по дикой тундре, где нет даже оленьих троп, петлять по берегам рек и ручьев. Тем не менее, мы собираемся пойти налегке, без палатки. Берем горелку, чай, перекус, куртки от непогоды, фотоаппарат и удочку. Я пойду в кроссовках, скорее всего промочу, но в сапогах утомительно ходить. Аня с Ильей сначала сомневаются, но тоже решают в легкой обуви пойти.

После обеда и отдыха трогаемся, идем вдоль берега реки. Вечереет, солнце низко, небо слегка затянуто, но дождя вроде не планируется. Петляя, река ведет нас вглубь острова, на восток. В реку впадают ручьи, на берегу встречаются скалы, под ними большие снежники. На противоположном, южном берегу реки избушка.

Кругом гуси, казарки. В реке, на отмелях пасутся большие стаи с гусятами. Они чувствуют нас издалека и с тревожным гоготом разбегаются - кто вверх по реке, кто в тундру. Некоторые гуси сидят на гнездах в тундре, тихо прячутся в ивняке, пока мы окажемся совсем близко - только тогда улетают. Собака возбуждена присутствием дичи, носится по кочкам, вынюхивая следы.

Берег совсем сырой, пытаемся идти выше, через каменистые холмы. Где-то здесь гнездо ястреба, он с криками носится вокруг и пикирует на нас. Горизонт впереди закрыт покатым хребтом, наверху на нем видны развалины балков. И здесь начинается болото, опять возвращаемся к реке. Река шумит - начинаются пороги и водопады. Останавливаемся у порогов полюбоваться и покидать блесну, но поклевок нет. В заводи на порогом стая казарок.

Яся решает, что в реке казарок догнать проще, чем в тундре, и прыгает в ледяную воду. Птицы волнуются, шумят, но с воды не уходят. Стая разделяется, одни быстро уводит птенцов подальше, другие отвлекают собаку, плавая кругами. Яся гребет лапами изо всех сил, казарки совсем рядом, но догнать никак не может.

Только бы не утащило течением в водопад, высота там приличная. Бросаю удочку, становлюсь у водопада на страховку. Аня пытается уговорить собаку вылезти из воды, но бесполезно. Так дальше и идем - мы берегом, Яся носится по отмелям и стремнинам за птицей.

Река поворачивает к югу, а нам на восток, на ближайший хребет с балками. Яся отказывается вылезать из реки, удирает за очередной стаей вверх по течению. Пришлось Ане идти за ней, раздеваться и лезть в холодную воду, договориться не получилось. Яся была арестована, и дальше пошла на привязи.

Поднимаемся на покатый хребет, к развалинам старых балков. Здесь перед войной было ссыльное поселение и велись разработки, мы хотели бы их осмотреть. По пути скальный останец - похоже, его взрывали, рядом выкопаны два шурфа крест-накрест.

Через губу Долгую и далее на юго-восток проходит Главный Новоземельский тектонический разлом. Он тянется от Новой Земли через весь остров Вайгач до самого материка. Ордовикские известняки здесь граничат с одними из древнейших на земле вендскими осадочно-вулканогенными породами. Вдоль разрывных нарушений встречаются небольшие гидротермальные месторождения свинцово-цинковых руд, которые и разрабатывались Вайгачской экспедицией ОГПУ.

С хребта к востоку открывается красивый вид на широкую зеленую долину. Она окружена горами, внизу большое озеро Хэхэто, за ним еще несколько поменьше.

Осматриваем балки: четыре еще стоят, от пятого уже немного осталось. Стекол в окнах нет, полы и крыша местами провалились, но планировку и остатки интерьера угадать можно. Здания деревянные, с полукруглой крышей, на сварных металлических санях, которые можно тащить трактором. Стены в два слоя, обшиты досками и фанерой, никакого утепления между ними не видно. У входа железная печь, обложенная крипичем, дощатые лавки и полки, пара столов, кроватей не видно. Вероятно, ненцы позаимствовали все полезные в хозяйстве предметы для своих нужд, чтобы зря не пропадали. Аня находит у балка остатки женского сапога на каблуке. Вряд ли его ненки носили в тундре.

В книге "Остров Вайгач" подробно описана история этого лагеря. В него отправили по большей части геологов, географов, горных инженеров. Задача была в освоении острова, разведке и освоении его недр и богатств. Поэтому лагерь был больше похож не на тюрьму, а на геологическую экспедицию. Некоторые ученые после лагеря посвятили исследованию Вайгача всю свою жизнь, и возвращались сюда с новыми экспедициями. В этой же книге нашлась и разгадка найденного женского каблука. Дело в том, что остров позже сослали и женщин, и здесь образовались семьи.

Ниже у озера еще пара балков. В склон вкопаны печи из железных бочек. Неподалеку навалена гора из кернов, бурили породу, искали свинцово-цинковые руды.

Прохладно, приходится накинуть куртки. Аня с Ильей достают горелку и идут на озеро за водой, я отправляюсь к высокой скале неподалёку. С вершины открывается вид на всю окрестную тундру и озера. Красноватое солнце висит низко над горизонтом, очень тихо, как будто остров спит. Замерло все, только носится кругами потревоженная пуночка. Склоны у скалы почти отвесные, в тундру расходятся аккуратные полосы щебня. Похоже, именно из этого обнажения и добывали руду. Скалы взрывали и сортировали породу и руду прямо у подножья.

Перекусываем бутербродами и чаем с конфетами, любуемся видами. За долиной на покатом хребте несколько красивых скальных вершин. Аня показывает на одну из них, она уверена, что это и есть Болванская гора. Смотрю на карту - не похоже, гора должна быть чуть дальше. Все равно через болота не пройти, куда Аня хочет, обойдем долину по хребтам.

Идем по старым вездеходным следам, местами они совсем исчезают в траве. Иногда поперек следов глубокие провалы с темной водой, это оттаивает мерзлота. Идти трудно, под ногами хлюпает, кроссовки уже помокли. Снежники сошли совсем недавно, все насыщено водой: и зеленая тундра, и даже осыпной склон. Аня забирает влево, норовит свернуть к красивой горе напрямую через болота. А Илья в другую сторону, выше по склону, где посуше. Я пытаюсь договориться, чтобы не разбредались, предлагаю компромиссный путь. Следы вездеходов идут на юго-восток, к перевалу. Не доходя до него, поворачиваем и поднимаемся на северный склон долины. На скале наверху стоит примета - ржавая бочка.

Открывается роскошный вид на озеро Янгото. Оно действительно огромное, скалистые берега покрыты снежниками. Тишина, даже никаких птиц не видно, пустынно и очень красиво. Это самые настоящие Верхние Тундры.

Судя по карте, гора Болванская уже рядом, но опознать ее никак получается. Карта невнятная, рельеф показан грубо и неточно, двигаемся почти наугад. Бредем по хребтам, скалам, пересекая зеленые долинки и снежники. Аня с Ильей порядком устали, настроение у них совсем никакое. Наконец, на скале повыше видим что-то рукотворное. Это бревна, остатки большого триангуляционного знака.

Это действительно самая высокая вершина в окрестностях. Все совпало с картой, здесь гора Болванская. Но она совсем не похожа на описания и фотографии ненецкого святилища. Аня с Ильей отдыхают на вершине, я бегаю по склонам, заглядывая в каждую трещинку. Никаких следов святилища здесь нет.

Очень жаль. Мы проделали трудный путь, но так ничего и не нашли. Видимо, духи Вайгача хорошо прячут свое жилище, не пускают нас. Холодно, пасмурно, горизонт затянут дымкой, освещение сумеречное. Далеко на восток, до самого Карского моря, уходит тундра, вся в озерах. Но любоваться нет сил, слишком устали.

Аня показывает на северо-запад, она разглядела ту вершину, которую приметила с самого начала. Решили возвращаться обратно через нее, хотя по карте там нет ничего интересного. Спустившись со скалы, обходим по голому хребту длинную долину с озерами. Растительности на каменистых осыпях совсем мало. Собака набила ноги на острых камнях, идти ей тяжело. Даже не обращает внимания на гогот гусей, сажаем ее рюкзак.

Ближе к вершине рельеф неожиданно меняется. Крутые скальные обрывы, глубокие провалы с озерами на дне. Вниз уходит водопад, по берегам его нежно-зеленая трава, лайда, мхи. Поднимаемся к вершине - все скалы в расщелинах и гротах. Повсюду раскиданы оленьи рога, черепа и кости... это же жертвоприношения! Мы все-таки нашли это святилище!

Обходим необычную гору по кругу, с другой стороны она круто обрывается вниз. Под самой вершиной укромная травянистая площадка, закрытая от ветров причудливыми скалами и камнями. В ягель и в землю вросли старые ржавые топоры, кованые гвозди. Ненцы приносили сюда и оставляли в жертву самое ценное, что у них было. Вниз, в обрыв, уходят отвесные расщелины, туда сбрасывали жертвенных оленей перед охотой. Отсюда открывается красивый, странный, и дикий вид. Чувствуешь себя парящим над тундрой, над всем древним островом. Настоящее Место Силы!

Удивительно, насколько точно и, возможно, даже не случайно древние ненцы расположили свое основное святилище на оси Главного Новоземельского тектонического разлома, проходящего через весь остров Вайгач!

Спускаемся по осыпи вниз в глубокий провал с ручьем. На другой стороне круто поднимается вверх гора Малая Болванская. Гора Большая Болванская считается "мужской" горой, Малая Болванская - "женская". С ней связаны свои мифы и обряды. Еще раз любуемся видами, и отправляемся в обратный путь.

Устали изрядно, ноги гудят, обувь мокрая, а идти еще очень далеко. Стараемся двигаться по склонам, не спускаться на болотистую равнину. Команда недовольна мной, что от сапог оговорил, что сделали длинный крюк не к той горе, что слишком доверяю карте и gps и вообще не так организовал "прогулку". Я вяло отмахиваюсь, даю обещание, что в следующий раз на прогулках целей ставить не будем, пусть каждый гуляет как хочет. Мне хочется помолчать, побыть наедине с тундрой и с собой.

А c картой действительно непонятно вышло. В gps была растровая карта, склеенная в SAS-Планета из карт ГГЦ. Она неплохо привязана, совпадает с местностью, и в остальных местах нас не подводила. На карте отмечен геодезический знак, рядом подписана высота и название горы. К знаку мы и вышли сначала, его координаты N70,264853° E59,077446°. Но настоящая гора Болванская находится почти на 2км к северо-западу. Знака на ней не видели, координаты ее вершины N70.270242° E59.034236°. Возможно, обе горы - Болванские, это просто две разные географические точки. А может быть, все дело в качестве карты.

Перевалили через знакомый хребет с балками, добрались до реки Янгояха. Делаем короткий привал, кипятим чай, чтобы немного восстановить силы. Казарки по-прежнему плещутся в реке, но собака уже не обращает на них внимания. Когда подходим к водопаду, птицы вдруг прыгают вниз, в отвесную струю, вместе с птенцам. Пара малышей замешкалась, и строгие родители буквально загоняют их в водопад. Водопад высокий, выглядит это все действие жутковато. Но казарки благополучно выныривают и выбираются на противоположный берег. Гусят много, они неловко карабкаются по скалам, торопятся друг за дружкой. Зрелище уморительное.

Уже к утру добрались до лагеря, Быстро перекусив, без сил валимся спать. Мы полсуток на ногах и прошли почти 30 километров тяжелого пути. Пешая вылазка получилась сложной, но увиденное стоило затраченных усилий.


Мы исследовали восточные и северные берега острова, дошли до центральной части острова, горы Болванской, познакомились с замечательными метеорологами на станции имени Федорова. Завтра нам предстоит выйти из пролива Карские Ворота в Баренцево море, посетить западные и южные берега острова Вайгач.